«ЛГ: Итоги недели»

…главное событие праздничной субботы – Первый международный съезд представителей Лебедянского землячества, организованный инициативной общественной группой москвичей и лебедянцев при поддержке районной администрации. Со всех уголков России и зарубежья съехалось в Лебедянь более двухсот земляков, связанных кровными узами с городом.

…Их ждали, на них хотели посмотреть, с ними хотели пообщаться. И в каком-то волнении мы пропустили ту минуту, когда автобус с земляками «причалил» к Старо-Казанской церкви (вокруг действительно была сплошная вода), и они в сопровождении Валерия Акимова, молодого замечательного краеведа, которого совершенно искренне можно назвать лебедянским подвижником, двинулись к гостинице, а точнее – к общежитию Лебедянского педагогического колледжа.

Собирание в Любовь

Безусловно, у Лебедяни нет того лоска и того блеска, к которому привыкли эти люди, ныне живущие в Москве, Питере, Самаре, Торонто… Но с каким же тихим счастьем смотрели они на наши улочки и церкви. Это их родина, та, которую в эмиграции мечтал хотя бы одним глазком увидеть потомственный дворянин Тамбовской губернии, лебедянец, боевой казачий офицер Императорской и Белой армии Николай Николаевич Пупынин, отец Ольги Николаевны Куликовской-Романовой, невестки Великой княгини Ольги, родной сестры по-следнего российского императора Николая II.

– Я приветствую всех лебедянцев, как хозяев, так и гостей, съехавшихся сюда, – обратилась к участникам съезда Ольга Николаевна. – Сегодня в канун 400-летия города мы начинаем доброе дело – собирание земляков в Любовь. Именно высокое чувство любви к Богу, к своей малой родине поможет нам преодолеть былые разделения и междоусобицы. Как написал в своём завещании святой царь-страстотерпец Николай II: «Не зло победит зло, а только Любовь». В 2013 году вместе с 400-летием Лебедяни мы будем праздновать 400-летие воцарения династии Романовых, чья летопись неразрывно связана с историей края. Сейчас в эти июльские дни в рамках празднования династического юбилея в Липецком краеведческом музее проходит выставка моей дорогой свекрови, Великой княгини Ольги, родной сестры государя, императора Николая Второго. Пользуясь случаем, приглашаю всех посетить экспозицию и прикоснуться сердцем к удивительному миру августейшей художницы. Как и многим русским людям, княгине Ольге Александровне пришлось покинуть родину после революции. Спустя десятилетия она возвращается в Россию своими художественными творениями и делами благотворительности и милосердия.

Потом, уже после официальной части, мы уединимся с Ольгой Николаевной в маленьком деревянном домике и будем тихо говорить о России, о нашем народе, о том, что случилось с ним в 17-м году и что заставило его предать своего царя. Она ищет ответы на эти вопросы… И не только она одна. Потомки купцов Стрельниковых, Ангеловых, Шестаковых, Игумновых вспоминали, как в одночасье их семьи оказались разбитыми, растерзанными, как уничтожали они семейные фотографии, архивы, документы, свидетельствующие об их принадлежности к классовым врагам. Валерий Иванович Стрельников, внук лебедянского купца Стрельникова, рассказал нам, что ему в детстве и юности говорили, будто дед его был водовозом. А он был не только купцом, но и благотворителем, жертвовавшим немалые средства, например, на Троицкий монастырь.

Россия с большой памятью

Племянница Ефима Лазаревича Морозова – он был и градоначальником Лебедяни, и членом Правления благотворительного общества, и членом Уездного Комитета попечительства о народной трезвости, и личным почётным гражданином, и Гласным Городской Думы, и старостой Христорождественской церкви (взорвана в 1946 году), а ещё – владельцем булочной, трактира и гостиницы – Эмилия Максимовна Воспанова рассказала о том, что уже частично успела написать на сайте Московского купеческого общества.

– Первыми жертвами красного террора стали деловые люди России. Чтобы выжить, им приходилось скрывать своё происхождение, менять фамилии, уничтожать документы, домашние архивы и фотографии. Поэтому многие до сих пор не знают, кем были их деды, не могут восстановить родственные связи. Но сейчас наступило время, когда мы все воссоединяемся. И пусть у нас будет огромная Россия с большой памятью. Наши родственники никогда не были врагами народа, потому что они многое делали для своей страны – строили храмы, монастыри и богадельни.

Когда я стала членом купеческого общества, мои познания о родственниках были мизерными. Нашу семью после революции буквально развеяли по России, кто-то остался жив, кого-то расстреляли.

Родилась я на выселках, в чужом для меня городе Ржеве. Мне было пять лет, когда оказалась в детском доме. И я никогда бы не узнала о своих корнях, если бы не жильцы доходного дома моего деда, Ивана Морозова, на Цветном бульваре. Они навещали меня, а по субботам и воскресеньям брали к себе «в гости» и рассказывали, что дед был очень уважаемым человеком, настоящим Хозяином. В этом доме он построил пекарню и открыл булочную, которая считалась одной из лучших в Москве. Дед имел патент на чёрный хлеб, вчерашний хлеб значительно уценялся, часть хлеба раздавалась бедным людям. Во дворе дед построил капитальное здание школы, разбил сад, поставил скамеечки. Дворник в белом фартуке следил за порядком. На ночь ворота закрывались, а покой жильцов охранял сторож. Это всё, что мне было известно о моей семье.

В 1991 году я послала запрос в исторический архив, сообщив, что ничего не знаю о своей семье, кроме того, что мой дед Иван Морозов имел булочную в собственном доме № 25 на Цветном бульваре. Получить положительный ответ я не надеялась. Можете себе представить, как меня обрадовало сообщение, что в архиве есть много сведений о моём дедушке.

…И вот я сижу в маленькой комнатке на 2-м этаже и держу в руках деловую переписку моих прадеда и деда. Я узнала, что прадед, Максим Лазаревич Морозов, сначала купил в Москве трактир в районе Таганки, затем переоборудовал его для фамильного дела – устройства пекарни с булочной, затем купил ещё дом на Трубной улице, с 1894 года стал московским купцом 2-й гильдии. Его сын, мой дед, Иван Максимович Морозов, наследовал имущество отца, и имел в Москве 4 домовладения, в каждом из них оборудовал пекарные печи, был Выборным и членом нескольких комиссий московской мещанской Управы, церковным попечителем храма Николы, что в Студенцах на Таганке. Я обратила внимание, что в описях домовладений дедушка везде значился лебедянским мещанином. На этот вопрос я смогла ответить только в этом году, и помог мне случай и краевед Валерий Акимов. «…Фамилия Морозовых относится к тем именам, которые пока на слуху в Лебедяни, – написал мне Валерий Владимирович. – Упоминания о представителях этого рода встречаются в материалах областного архива… К сожалению, в городе не осталось потомков тех Морозовых, которые смогли бы прояснить родственные связи, генеалогию рода. Что и говорить, мы были очень рады открыть для себя сайт Московского купеческого общества. Но были рады вдвойне, когда прочитали Вашу статью». Письмо я получила в сентябре 2004 года, и моя душа полетела в Лебедянь. Однако побывать на родине предков я смогла только в июле этого года.

У каждого должен быть свой полюс

Лебедянцы, вылетая из родного гнезда, всегда стремились к каким-то невероятным высотам или глубинам, как, например президент Гидрографического общества, исследователь Мирового океана Николай Николаевич Неронов. Легендарный человек, конечно, больше известный в узких профессиональных кругах, а не широкой публике. Но от этого его заслуги перед родиной не меркнут. В 1957 году Николай Николаевич обеспечивал лоцманскую проводку новенького атомохода «Ленин» с завода в Кронштадт, оттуда – на испытания, затем обратно в Кронштадт и – на Север. Это был первый в мире корабль с ядерным реактором на борту, поэтому на гидрографов ложилась колоссальная ответственность. «Мы изучали и давали данные о глубине, рельефе дна, уровне агрессивности воды и ещё о многом-многом другом», – рассказал в одном из интервью петербургской газете Николай Николаевич. А вот что он сказал своим землякам:

– Я стал моряком. Правда, теперь этот самый моряк в отставке, но всё равно – моряк. А ведь интересно, что началось-то всё с Дона. Помню, плавать я научился под присмотром моих дядек года в три. А в пять я уже прочитал книгу о Роберте Скотте, капитане королевского флота Великобритании и первооткрывателе Южного полюса. Не много я тогда понял, но главное, кажется, уловил: каждый человек должен стремиться к полюсу. Своему. Потом я прочитал «Дети капитана Гранта» и так далее, и так далее. Вот так и стал гидрографом.

Надо хорошо фиксировать всё, что происходит с тобой, с твоей страной, потому что это важно для потомков. Я очень хорошо помню бабушку Елену Ивановну, она в замужестве Неронова, а до этого была Кузнецовой. И вот когда я начинал её спрашивать: бабушка, а кто были твои родители? Она отвечала мне: «Знаешь, это тебя не касается». А были они родственниками промышленников Кузнецовых, известных производителей фарфора. А после того как умер мой дедушка Алексей Петрович в 1936 году, все Нероновы, наше направление, уехали из Лебедяни.

Мне, конечно, используя эту трибуну, хотелось бы сказать о ценности воспитания и образования. Нас всех как-то настроили, что каждый на своём посту должен был выполнять долг до конца. Отец мой стал педагогом, прошёл Великую Отечественную войну, получил в первый же год войны орден Красной Звезды. Все его братья тоже воевали, кто-то не вернулся оттуда, кто-то вернулся. Моя тётя Клавдия стала одним из ведущих конструкторов завода «Зоркий». Я рассказываю это для того, чтобы подчеркнуть, как важно наше сегодняшнее собрание и как важно землячество вообще. Когда объединяются люди, связанные «корнями» с городом и его жителями, – это имеет большое воспитательное значение, позволяет открыть много новых исторических фактов, а также «делать историю»…

Кобзева Ирина. От настоящего к будущему. // «ЛГ: Итоги недели». 16 июля 2012 г.

Читайте также: